10-07-2017
Обсуждается инициатива воссоздания памятника А.С.Грибоедову в Крыму

 

С Крымом связаны имена многих выдающихся деятелей российской культуры. Издание «Ялтинские вести» обсуждает инициативу воссоздания первого в Крыму памятника А.С.Грибоедову. Экспертом выступил доцент КФУ имени В.И.Вернадского Сергей Минчик.

Памятник А. С. Грибоедову в Ялте: восстановить восстановленное?

За последние несколько лет в Ялте и ее окрестностях появился целый ряд новых памятников. Сейчас в городе обсуждается идея восстановления памятника русскому писателю и дипломату Александру Сергеевичу Грибоедову. Горадминистрация решила провести опрос общественного мнения и предложила ялтинцам ответить на три вопроса: нужно ли восстанавливать памятник А. С. Грибоедову в Ялте, из какого материала его изготовить и на каком месте установить. Мы решили эти же вопросы задать эксперту – кандидату филологических наук, доценту кафедры русской и зарубежной литературы КФУ имени В. И. Вернадского Сергею Минчику.

– Сергей Сергеевич, вы очень долго и подробно исследуете тему «Грибоедов и Крым». С ней связана вся ваша научная деятельность, ей же вы посвятили книгу, на страницах которой она впервые получила свое капитальное изложение. Нет, наверное, смысла спрашивать вас об отношении к идее воссоздать в Ялте памятник автору «Горя от ума»… Поддерживаете ее, верно?

– Сама идея увековечить память об Александре Сергеевиче Грибоедове мне, естественно, по душе, иначе и быть не может. Вот только делать это, восстанавливая прежний объект, на мой взгляд, нельзя.

– Вам не нравится тот памятник, который стоял у нас в годы Советского союза?

– Конечно же, нравится. Для жителей и гостей Ялты его делал известный крымский скульптор Леонид Семенович Смерчинский, столетие которого мы отмечаем в этом году. И памятник Грибоедову, а если точнее, его погрудное изображение, у мастера вышло на редкость удачным. Но ведь есть обстоятельства, которые сильнее наших желаний.  И одно из них вряд ли позволит ялтинцам вернуть грибоедовскую скульптуру.

– Что вы имеете в виду?

– Нельзя восстановить то, что уже восстановлено. Объект, который представители ялтинских властей и общественности хотели бы видеть на его прежнем месте, в настоящее время находится по соседству, в городе Алушта, и, как по мне, очень неплохо там смотрится.

– Но ведь алуштинский Грибоедов был установлен сравнительно недавно, а наш исчез лет тридцать назад. Где же все это время он находился и зачем понадобилось менять место его расположения?

— Причиной всего стал досадный случай. Накануне распада СССР недалеко от пересечения Ялтинской трассы и дороги к санаторию «Донбасс» произошло ДТП с участием крупногабаритной машины, в результате чего постамент, на котором возвышалась скульптура Смерчинского, оказался разрушенным, а само изображение писателя-дипломата сильно повреждено. Памятник, к счастью, решили восстановить, и для этого его отправили в Симферополь, на комбинат Художественного музея, где он некогда и появился на свет. Леонида Семеновича в живых уже не было, зато работала его вдова, Инна Александровна. Она и взялась возвращать Грибоедову былой облик. Фрагменты, которые остались после аварии, склеили вместе, по ним была сделана форма из гипса, но заливать ее решили уже не цементом с каменной крошкой, как при создании, а более прочным материалом. Так в работу оказались вовлечены литейщики из Киева. На Украину гипсовая форма отправилась весной 1991 года, а через несколько месяцев ялтинский Грибоедов был снова в Крыму – правда, уже сверкая бронзой. Но разруха, связанная с развалом страны, помешала ялтинцам забрать ценный груз. Поэтому более десяти лет он буквально провалялся в крымской столице: сначала под открытым небом, во дворе Комбината, а спустя некоторое время и в подвале предприятия. Вспомнили о бронзовом изваянии лишь спустя десять лет, накануне 100-летия Алушты. Узнав о том, что в Симферополе есть в прямом смысле слова бесхозный памятник, власти города попросили Худфонд передать Грибоедова им. Предприятие не возражало, и в разгар юбилея Алушта обрела новую достопримечательность.

– Вы сказали, что в результате аварии постамент, на котором стоял Грибоедов, был полностью разрушен. Что в таком случае стоит на углу Ялтинской трассы и поворота на Массандру?

– В месте, о котором вы говорите, стоит тот самый постамент, вершину которого скульптура Смерчинского украшала в год открытия памятника, в 1953-ом. Но спустя какое-то время его местоположение решили поменять – видимо, в связи с появлением новой троллейбусной трассы в Ялту. Перенести всю конструкцию было не возможно, и поэтому ограничились бюстом Грибоедова: с капитального постамента трапециевидной формы его переставили на прямоугольный, который был выше предыдущего и более узким, а потому и менее устойчивым. Это и подвело новое сооружение, которое попросту не выдержало удара от столкновения с грузовиком.

– Сергей Сергеевич, а как вы узнали обо всей этой истории?

– Все началось с того, что осенью 2014 года в Алуште заговорили о необходимости перенести памятник Грибоедова на новое место. Я тогда решил написать небольшой очерк о его судьбе и встретился с Олегом Владимировичем Лобовым, который в 2002 году был вице-мэром города и отвечал за культуру и туризм. От него-то мне и стало известно об алуштинских страницах жизни этого памятника, его же стараниями удалось выйти на дочь Смерчинского, Нину Леонидовну – которая, в свою очередь, и поведала все остальное. Что-то прояснились в Художественном фонде, ну а какие-то детали стали понятны уже благодаря документам из профильного Госкомитета.

– Так если алуштинцы хотят перенести памятник Грибоедову, может, есть смысл вернуть его нам, на прежнее место?

– Насколько мне известно, в декабре 2016 года алуштинский Грибоедов был включен в Единый реестр объектов культурного наследия страны. А с памятниками такого статуса, как вы понимаете, шутки плохи: ни перенести, ни даже сдвинуть его на полметра без спецрешения Москвы теперь ни у кого не выйдет.

– Получается, что своего памятника Грибоедову ялтинцы лишились, восстанавливать прежний смысла нет. Что же делать городу?

– Я бы начал с самого простого: отказался от идеи устанавливать какие бы то ни было памятники за пределами городской черты. На дорогах и тем более трассах место крупным объектам, таким, как мемориалы или скульптурные ансамбли, но не памятникам. Что же касается Грибоедова, то у ялтинцев он, разумеется, должен быть свой: открытый людям и всегда на виду.

Многие страницы ялтинской истории связаны с пребыванием в нашем городе очень многих писателей и поэтов. Может подумать о создании в Ялте аллеи литераторов?  Когда-то мы задались целью составить список. Получилось более двухсот человек.