21-06-2017
Битва за Крым. В нынешнем году исполняется 76 лет с начала Великой Отечественной войны

 

В преддверии памятной даты ряд вопросов, связанных с военными действиями в Крыму и немецкой оккупацией Симферополя 1941-1944 гг. осветил известный историк, доктор исторических наук, профессор КФУ им. В. И. Вернадского Олег Романько.

— Олег Валентинович, для многих в нашей стране 22 июня является траурной датой. Именно 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Крым имеет свою историю этой войны. Каким был этот и последующие дни вплоть до немецкого вторжения на наш полуостров?

— Вы знаете, не будет преувеличением сказать, что Великая Отечественная война началась для Крыма именно 22 июня 1941 года, когда в 3 часа ночи на Севастополь упали первые немецкие бомбы. Уже утром в Симферополе состоялось совещание руководителей партийных, советских и хозяйственных органов полуострова. На этом совещании был принят перечень мероприятий, переводящих мирную жизнь на военный лад. В Симферополе, Севастополе и Керчи создавались городские комитеты обороны, которые возглавили партийные руководители С.В. Мартынов, Б.А. Борисов и Н.А. Сирота. Началась мобилизация населения, прошедшая, в целом, успешно и организованно. За первые три месяца войны на военную службу призвали 93 тыс. человек. Из добровольцев были созданы подразделения народного ополчения, истребительные батальоны и группы противовоздушной обороны, в рядах которых насчитывалось более 166 тыс. человек. Началось строительство различных оборонительных сооружений, налаживалось производство военной продукции. Промышленные предприятия передали в действующую армию 7 бронепоездов, 2800 минометов, 40 тыс. противотанковых и 150 тыс. противопехотных мин. На базе здравниц Южного берега Крыма были развернуты 51 госпиталь. Шел процесс эвакуации населения – всего с июня по октябрь 1941 года в тыл было вывезено более 200 тыс. человек. При этом надо оговориться, что первоначально и партийное, и военное руководство вряд ли допускало возможность потери полуострова.  

Приближение врага к Крыму поставило на повестку дня меры чисто военного характера. 14 августа 1941 года для его обороны создали 51-ю Отдельную армию. Ее командующим был назначен генерал-полковник Ф.И. Кузнецов. Личный состав армии насчитывал почти 100 тыс. человек, что позволяло надеяться на удержание полуострова. Правда, как выяснилось чуть позже, советское командование недооценило противника и допустило целый ряд серьезных просчетов в сфере планирования обороны…

— Керчь и Севастополь по праву являются городами-героями, Феодосия – городом воинской славы. Как известно в столице Крыма не велись активные боевые действия. Почему Симферополь не обороняли?

— Здесь все очень просто! Особенности Крымского полуострова, как театра военных действий таковы, что полноценно обороняться здесь можно только в трех местах: на Перекопском перешейке, под Севастополем и в районе Керчи. Симферополь же с военной точки зрения защищать крайне неудобно. Перед ним или вокруг него нет никаких естественных препятствий, опираясь на которые можно было бы построить долговременные оборонительные сооружения. Это понимали уже, наверное, начиная с XVIII века. Кроме того, удержание Симферополя не дает никаких преимуществ. Его легко окружить, еще легче отрезать находящиеся в нем войска. Поэтому, когда рухнула советская оборона на Перекопе и немцы взяли Джанкой, падение Симферополя было вопросом нескольких дней. И командование Красной армии выбрало в то время наиболее правильный вариант: уводить части на Севастополь и Керчь. Кстати, в апреле 1944 года эта ситуация повторилась зеркально. Когда 11 апреля советские войска взяли Джанкой – узел обороны немецкого 49-го горного корпуса – уже командование Вермахта приняло решение отступать в сторону Севастополя, чтобы избежать окружения в центральном Крыму.

Это все, так сказать, сугубо военные факторы. Если же мы говорим о конце октября – начале ноября 1941 года, то еще надо иметь в виду то, что советские войска были сильно деморализованы, что даже отдай кто-нибудь приказ оборонять Симферополь, его бы вряд ли выполнили. 

— Значительную часть войны Симферополь находился в оккупации. Что сегодня известно об этом периоде его истории?

— Да, Симферополь находился под властью нацистов с ноября 1941 по апрель 1944 года. Это время изучалось всегда. И в советский период, и в период пребывания Крыма в составе Украины. Изучается история оккупации и сейчас – после возвращения нашего полуострова в Россию. Не скажу, что историки знают об этом времени абсолютно все, но довольно много, чтобы воссоздать целостную картину. Главное, иметь в виду несколько моментов. Историки каждого из указанных периодов делали акцент на определенных событиях и фактах оккупации. Например, советские авторы больше внимания уделяли зверствам нацистов над мирным населением, материальной эксплуатации, деятельности партизан и подпольщиков. При этом совершенно за пределами их научного интереса оставались многие, как говорится, непарадные стороны жизни Симферополя в 1941-1944 годах. А именно: коллаборационизм, проблемы в межнациональной сфере и т.д. Более того, даже разрешенный нарратив подавался не целиком: читатели вряд ли бы узнали о проблемах внутри подпольного движения и тому подобных вещах.

После 1991 года наступил новый период, появились ранее неизвестные источники, историкам удалось познакомиться с зарубежной литературой. В целом, стало возможным изучать все стороны жизни оккупированного Симферополя, и парадные, и непарадные. На мой взгляд, главным достижением здесь является изучение оккупационной повседневности симферопольцев. Как люди жили, где работали, каким у них был досуг и т.п. Масса интересной информации содержится в публикациях, где идет речь о системе образования и культуры, о религиозной жизни, театре и кино. Много нового появилось в работах о партизанах и подпольщиках. А после открытия в 2015 году Мемориала жертвам нацистов на месте бывшего концлагеря в совхозе «Красный» «второе дыхание» получили темы, связанные с оккупационным террором.

Кстати, все эти исторические изыскания проводились главным образом в украинский период истории Крыма. Однако украинский нарратив практически не оставил следа в исследованиях оккупационной повседневности симферопольцев. Были, конечно, попытки сместить акценты. Однако мифы о «героических деяниях» украинских националистов на территории Крыма как-то не прижились в историческом сообществе и остались уделом маргиналов.     

— А есть какие-то темы, которые еще ждут своего исследователя?

— Есть, конечно. Как правило, это темы, связанные с некоторыми сторонами жизни населения Симферополя в период оккупации. Такими, как коллаборационизм и межнациональные отношения. Почему именно они? Во-первых, из-за недоступности многих архивных источников. Во-вторых, из-за конфликтогенного потенциала, который несут в себе эти темы. В какой-то степени это касается и истории партизанского и подпольного движения, многие страницы которого до сих пор остаются контрверисонными.

— Недавно увидела свет коллективная монография «Битва за Крым 1941-1944 гг.». Вы принимали активное участие в ее подготовке. Что представляет собой эта книга?

— Совершенно верно! Я и три моих соавтора, в числе которых известный российский военный историк А.В. Исаев, почти год писали эту книгу. Не погрешу против истины, если скажу, что на данный момент это наиболее полная и подробная история Крыма в период Великой Отечественной войны. От самого первого дня – до освобождения в мае 1944 года. Во многом само издание является уникальным по нескольким причинам. Во-первых, о Крыме в 1941-1944 годах так подробно и глубоко писали почти 30 лет назад, еще, когда существовал Советский Союз. Я имею в виду монографию А.В. Басова «Крым в Великой Отечественной войне». Для своего времени и даже сейчас она остается качественным исследованием. Однако, ни по количеству и разнообразию исторических источников, ни по охвату проблем до «Битвы за Крым» книга Басова не дотягивает. Плюс к этому не стоит забывать о том, что в середине 1980-х годов еще не все темы можно было освещать так, как необходимо. Выше я уже говорил о том, что советская историография всячески избегала непарадных сюжетов.

Во-вторых, конечно, нельзя говорить, что об истории Крыма в период Великой Отечественной войны никто и ничего не писал, начиная с 1985 года. Попадаются довольно хорошие работы. Однако все попытки создать обобщающее исследование нельзя признать удачными. Их авторы, как правило, плохо знаю источники и литературу. Попадаются среди таких работ и откровенные фальсификации, направленные на переписывание истории тех трагических и героических дней. С этой точки зрения, «Битва за Крым» – ответ на подобного рода измышления.

Если же говорить о содержательной части книги, то в ней подробно и всесторонне рассмотрены все операции Вермахта и Красной армии в борьбе за Крымский полуостров. От прорыва 11-й армии Манштейна через Перекопские позиции до провала первых штурмов Севастополя, от Керченско-Феодосийской десантной операции и неудачного наступления Крымского фронта до Керченской катастрофы и падения Главной базы Черноморского флота, от длительной немецкой оккупации полуострова до стремительного освобождения Крыма победной весной 1944 года. Отдельно рассмотрены как действия сухопутных войск Красной армии – танкистов, пехоты, артиллерии, – так и боевая работа советской авиации и Черноморского флота.      

— А каков ваш вклад в эту монографию?

— Я писал главу о периоде нацистской оккупации Крыма. Надо сказать, что моя глава – это именно пример тех самых непарадных страниц истории, которых избегали советские исследователи. Более того, даже после 1991 года так и не появились работы, где бы события ноября 1941 – апреля 1944 годов на нашем полуострове были бы изложены концептуально и системно. Причина этого – в недостаточной источниковой базе. Моя глава написана с привлечением самых разнообразных источников, и прежде всего ранее не публиковавшихся архивных документов, как отечественных, так и зарубежных. Ознакомившись с ней, читатель может найти информацию о нацистских планах на Крымский полуостров и о том, как и какими структурами они претворялись в жизнь. Прочесть о причинах появления военно-политического коллаборационизма и его последствиях, а также, как на динамику коллаборационистских проявлений влияла этно-конфессиональная ситуация в Крыму. Наконец, узнать, что представляла собой повседневная жизнь крымчан под властью оккупантов.

— Олег Валентинович, а для кого, на ваш взгляд, прежде всего, предназначена эта книга?

— Для всех, кто интересуется историей Крыма в годы Великой Отечественной войны, для историков-специалистов и просто любознательных читателей. Книга вышла относительно недавно, даже полугода еще не прошло. Однако, насколько мне известно, она пользуется большой популярностью, и в Крыму ее практически не достать. Все экземпляры, поступившие в книжные магазины, раскупаются практически сразу. Это – хороший признак. Когда я и мои соавторы писали книгу, то старились сделать ее не только строго научной монографией, заключающей в себе все последние достижения исторической науки по данной проблеме, но еще и читабельным произведением. «Битва за Крым» довольно толстый том, почти 1000 страниц. И мы не хотели, чтобы читатель заснул на половине текста. Не преувеличу, если скажу, что нам это удалось.

Беседовал
Александр МАРТОВ

 

 

Газета «Южная столица»