Первыми в СССР заниматься «пробиркой» начали крымские ученые
20-05-2017
Первыми в СССР заниматься «пробиркой» начали крымские ученые

 

О своих коллегах, без которых не состоялось бы новое направление в отечественной медицине – ЭКО рассказал один из ныне здравствующих участников тех поистине исторических событий профессор медицинской академии КФУ имени В.И. Вернадского  Виталий Королев. К слову, представитель династии, которая внесла огромный вклад в развитие здравоохранения Крыма.

-Мой дед по материнской линии, обрусевший немец, еще до революции был земским врачом в Ялте, — рассказывает 86-летний Виталий Александрович.- Мама, к сожалению из-за революционных событий, и Гражданской войны, не смогла окончить медицинский вуз, а только Петроградские курсы медицинских сестер. Но работала по профессии. Мы жили в Ленинграде, в этом городе я родился.

Мне посчастливилось в 50-60-е годы прошлого столетия тогда еще начинающим преподавателем работать в крымской эмбриологической школе под руководством профессора Бориса Павловича Хватова, где впервые в СССР были поставлены опыты по оплодотворению вне организма (экстракорпоральному) яйцеклетки человека. Кстати, такие же опыты, на года 3-4 раньше начали проводить и в США. Но, американцы- народ прагматичный, их, прежде всего, интересовало то, как добиться развития зародыша, чтобы затем метод ЭКО использовать в практической медицине. И в этом направлении они работали. Перед нашей отечественной школой ставилась  задача — детально проанализировать сам механизм взаимодействия половых клеток с выявлением особенностей патологии при оплодотворении. Это могла быть наследственная патология, или патология самого процесса оплодотворения. И сравнить, как этот механизм происходит у животных и человека.

-То есть изучались сугубо научные аспекты ?

-Но, затем на исследования крымских ученых повлияла социальная обстановка в стране. Что и привело к идее пересаживать женщине оплодотворенную вне организма  яйцеклетку с тем, чтобы получить развитие беременности. Жизнь была тяжелая, фактически прошло 10 лет, как закончилась война, разруха везде тотальная. Все было брошено на  восстановление  промышленного и сельскохозяйственного потенциала страны. Была проведена  всеобщая демобилизация, армию существенно сократили. И к домашнему очагу вернулось огромное количество мужчин, изголодавшихся по нормальной семейной жизни, по детям. Многие хотели завести семью. А жилья-то нет. В войну все было разбито. А после нее 10 лет, практически, ничего не строилось, а ремонтировалось, то, что осталось. И молодым жить было негде. Семья из 8-10- человек могла ютиться в одной комнате. Я сам это пережил. У нас в институте в общежитии жена жила в комнате для девушек, а муж – в юношеской. Соответственно, о каких детях могла идти речь?! Детских садов не было, школы переполнены… И женщины были обречены делать аборты. Это явление приняло массовый характер. Абортарии работали на полную мощность. В Симферополе, в частности. Расцвел криминальный бизнес по прерыванию беременности. А это – калечащая операция, с очень тяжелыми последствиями в виде различных форм бесплодия. Трагедия: молодая, физически крепкая женщина , а детей иметь не может! А в это время у нас в мединституте  на кафедре гистологии мы проводим опыты по оплодотворению в пробирке. Да еще такой популярный в советское время журнал «Наука и жизнь» тираж которого был более 3 миллионов экземпляров, в начале 60-х годов опубликовал статью – «Эмбриология – медицине. Как крымские эмбриологи  решают проблему  бесплодия путем  искусственного оплодотворения». Об этом написали и газеты, в том числе и местные. А Крым ведь регион специфический, к нам уже тогда ехали на Сакские грязи лечиться от бесплодия. И пошла «атака» на кафедру гистологии нашего мединститута. Руководителя работ, профессора Хватова, женщины, которые не могли иметь детей,  буквально выслеживали.  И у всех была одна просьба – помочь забеременеть с помощью ЭКО. И тогда исследования, которые проводились на кафедре, приняли, как и у американцев, совершенно прагматическое направление. Но там за этим стояли деньги, а мы работали на идею.

— И много таких «идейных» трудилось над этой поистине общечеловеческого значения проблемой?

— Наш коллектив был небольшой, но дружный. А его центральной фигурой был молодой аспирант Григорий Николаевич Петров, который пришел на кафедру гистологии в 1955-м году. Это был человек с ювелирными руками, с очень ловкими, аккуратными движениями и прекрасным зрением. И профессор Хватов поручил ему заниматься темой, которую он давно вынашивал — оплодотворение вне организма  яйцеклеток животных, а затем и человека. И в результате в 1959 году Петров  защитил диссертацию на тему «Оплодотворение  вне организма яйцеклеток  некоторых млекопитающих животных и человека».

-В СМИ мелькала информация, что эта диссертация пропала…

-Нет, она находится в библиотеке нашей медакадемии, очень востребована, ее читают и сегодня. Но, тогда у нас возникли проблемы. Самая основная состояла в том, что профессора Хватова вызвали в партийные органы  и порекомендовали  этой темой не заниматься. Их можно было понять: война еще напоминала о себе -первое заседание Нюрнбергского процесса было посвящено врачам, экспериментировавшим на людях в  фашистских концлагерях. Второй «удар» по нашим исследованиям нанесла небольшая, но едкая статья, которая вышла  в самом главном и престижном  биологическом журнале того времени «Архив анатомии, гистологи и эмбриологии», в которой говорилось о, якобы, низком метрическом уровне исследований Петрова, и, мол, зачем такие эксперименты  нужны?!.Автором этой статьи был не какой-то захудалый ученый, а член-корреспондент Академии меднаук СССР, лауреат Госпремии, заведующий специализированной эмбиологической лабораторией Ленинградского госуниверситета профессор Светлов. Он хоть и был ведущим советским эмбиологом, но не увидел перспектив этих работ. И своей публикацией нанес большой вред, затормозив их. Прошло 15 лет и его ученики в Ленинграде взялись за это дело. В частности, профессор Никитин. И вплотную начали заниматься этой темой, соревнуясь с московскими коллегами, которые тоже активно начали ее разрабатывать. Третий центр, где этим тоже занимались, был Харьков. А наши работы, в силу целого ряда причин, «заглохли». Петров, который был их центральным исполнителем, уехал из Крыма. Его приглашали в разные города – Тбилиси, Новосибирск. Он потом вернулся в Крым, но его место было занято, он перешел на кафедру анатомии и больше этой темой не занимался. Но, в Москве, Ленинграде и Харькове она активно  разрабатывалась. А «добила» ситуацию катастрофа с распадом СССР, когда Крым жил при Украине. Правда, Харьков , а потом и Киев  этой проблемой занимались. Мы же потеряли научные контакты с Россией. Этим воспользовалась Ленинградская школа исследователей, тот же профессор Никитин. И они стали говорить, что первыми начали заниматься в 70-х годах этой проблемой и что даже обогнали москвичей. Да, никитнцы к добились успеха – у них в ноябре 1986 года родился мальчик, зачатый с помощью ЭКО. Правда, москвичи их опередили на полгода — у них еще весной родилась девочка. Тем не менее, никитинцы продолжают утверждать, что они – первые.

-И тем не менее, сегодня уже можно сказать, что справедливость восторжествовала ?

-В прошлом году в Москве прошла XXVI международная конференция Российской Ассоциации Репродукции Человека (далее – РАРЧ). Состоялся не только научный форум, но и знаменательное торжество. Российские репродуктологи отметили 30 лет со дня рождения в Советском Союзе первого ребёнка, зачатого методом экстракорпорального оплодотворения (ЭКО), а также 25-летие основания РАРЧ. В столице собрались представители всех региональных отделений ассоциации, коллеги из бывших союзных республик, ведущие специалисты из Израиля, Германии и других стран. Успехи нашего государства здесь очевидны. Создана новая отрасль медицины, успешно реализованы свыше 620 тысяч циклов как эффективных мероприятий в борьбе с бесплодием. В торжественной обстановке были отмечены и поощрены специалисты-первопроходцы, внёсшие реальный вклад в развитие медицинской репродуктологии. Присутствующие могли увидеть профессора Елену Калинину, которая под руководством Бориса Леонова произвела в одной из московских клиник ЭКО, закончившееся рождением нормального ребёнка. Это была девочка – Елена Донцова. Она тоже присутствовала на конференции, вместе с матерью и сыном (рождён уже естественным путём). Открывая торжественное собрание, основатель и бессменный президент РАРЧ, профессор Владислав Корсак подчеркнул, что есть люди, без которых это новое направление в российской медицине не состоялось бы. -И сегодня мы должны вспомнить о них, выражая признательность, благодарность, почтение,– сказал  Корсак, а на огромных экранах появились портреты учёных нашего вуза – профессора Бориса Павловича Хватова и тогдашнего аспиранта Григория Николаевича Петрова.- В 1954 году они впервые в СССР осуществили эксперимент по ЭКО у человека.

Тем самым на этом международном форуме был официально утверждён приоритет крымских гистологов и крымской эмбриологической школы в свершении ЭКО в Советском Союзе. Правда путь к этому знаменательному событию оказался сложен и тернист.

— В Крыму, если не секрет, уже много родилось детей, как говорят, «из пробирки»?

— Очень много. 20 лет назад был создан Всероссийский регистр таких ребят. Ведь сейчас, практически, в каждом регионе есть Центры ЭКО. И каждый «искусственно» рожденный ребенок заносится в этот регистр. В том числе и крымские дети. Крымское региональное отделение РАРЧ возглавляет известный репродуктолог  Михаил  Адамов. И продолжателей нашего дела – выпускников Медакадемии имени С.И.Георгиевского, которые уже поставили его на  практические рельсы, к счастью, немало. 

— Значит сегодня метод ЭКО востребован?

— Актуальность проблемы бесплодия, к сожалению, с каждым годом нарастает. Плохая экология, несоблюдение правил гигиены и прочие моменты, приводят к этому. Я поинтересовался у Адамова, много ли пациентов в его центре ЭКО? И он сообщил, что  еще лет 6-8 назад в день к ним обращалась  одна  бесплодная супружеская пара, а сегодня таких  7-8. И это только в Симферополе, только в одном Центре. А он в Крыму, как известно, не один. Но, решению проблемы бесплодия способствует технический прогресс. На той же международной конференции репродуктологов в Москве, я увидел, приборы, химические препараты, методы современной  диагностики, о которых мы даже и мечтать не могли. Мы работали с обычными микроскопами – каменный век! Способствует прогрессу в этой области и материальная сторона. До создания медицинской репродуктологии самой богатой  отраслью медицины была стоматология. Репродуктологи сейчас их обогнали. Потому что, операция ЭКО — очень дорогостоящая. Но, если в Украине, например, это была чистая коммерция, то в России эти операции включены в социальную медицину. Поэтому,  даже в частной клинике, государственных центров ЭКО у нас в Крыму нет, все процедуры  будущим родителям сделают бесплатно. По представленным документам, все компенсирует государство. Ведь рождаемость в России низкая. Ее надо стимулировать. А ЭКО – один из методов с помощью которого решается  и моральная проблема – бесплодие чревато разводами. А это – социальная напряженность. Поэтому, взяв на себя материальную часть  ЭКО, государство нивелирует целый ряд проблем И перспективы репродуктологии в России гораздо выше, чем на Украине.

 — Кадров для работы в этой сфере хватает?

— Наша медицинская академия выпускает специалистов нескольких направлений, в том числе и акушерско-гинекологического. Где, в свою очередь, студент может выбрать сферу репродуктологии.

-Об ЭКО уже все известно, или исследования в этой области продолжаются?

— Наука границ не знает. Считается, что коэффициент 0,5 – приличный. Это значит, что 50% подсадок яйцеклеток, оплодотворенных в не организма женщины, заканчивается рождением ребенка. 60-70-% — очень высокий показатель. 100% еще никому не удалось достичь. Потому что, в процессе работы есть много «НО». Это  и подготовка специалистов и характер патологий и много других. К тому же эти операции могут иногда  давать осложнения, правда, процент их невелик. Но они тяжелые, с риском для жизни. Поэтому, параллельно с этим направлением развивается другое – дородовая диагностика и предсказание генетического статуса. Ведь часто бесплодие носит генетический характер. Сейчас в нашей медакадемии открываются новые лаборатории, которые позволят осваивать это направление. Потому что, в принципе, в Крыму генетический анализ на серьезном уровне не проводится. Материалы отсылаются в центр. А эти лаборатории позволят все делать на месте. Провести ту же дородовую диагностику, например.       

Компетентно:

В рамках реализации проектов по Программе развития университета на 2015 — 2024 годы, утвержденной распоряжением Правительства РФ в Медицинской академии создана новая «Лаборатория молекулярной биологии – ЛАМБИ» , — сообщил ректор КФУ Сергей Донич. – Она предназначена для исследований генома человека и других биологических видов с целью выявления индивидуальных молекулярно-генетических особенностей, ассоциированных с возникновением и развитием патологических процессов, а также обусловливающих структурно-функциональные признаки различных организмов и их взаимоотношения друг с другом и с окружающей средой. Концепция создания и дальнейшего развития лаборатории молекулярной биологии направлена на решение первоочередных задач, определяющих дальнейшее развитие кадрового потенциала КФУ и создание благоприятных условий для научного обеспечения эффективной деятельности медико-санаторно-курортного комплекса Крыма. В краткосрочной и среднесрочной перспективе основные направления деятельности лаборатории молекулярной биологии будут связаны с повышением эффективности межкафедрального научного сотрудничества Медицинской академии имени С.И. Георгиевского, Таврической академии и Академии биоресурсов и природопользования; с обеспечением возможностей для проведения молекулярно-биологических исследований аспирантами и докторантами КФУ, а также временными творческими коллективами сотрудников КФУ, получивших грантовое финансирование либо формирующих заявки на получение грантов.

Елена Озерян.