15-03-2017
На раскопки с аквалангом

 

В Крыму хотят готовить специалистов подводной археологии

Находки подводных археологов последних лет все более убедительно доказывают, что на морском дне историков ждут не менее важные открытия, чем на суше. Между тем, до сих пор специалистов подводной археологии готовят только два российских вуза – в Воронеже и в Москве. В Крыму решили восполнить этот пробел и со временем открыть новую специализацию. Уже в этом году студентам исторического факультета Крымского федерального университета (КФУ) предложат вариативный курс подводной археологии.

Координаты засекречены

В самом деле, ГБУ РК «Черноморский центр подводных исследований» существует всего четыре года, но каждый его полевых сезон приносит новые открытия. Легендарный пароход «Веста», античный город Акра, прозванный крымской Атлантидой,  подводная лодка «Щ-216» времен Великой Отечественной войны – вот только самые известные объекты, где работали подводные археологи Крыма в последние годы. Многие из находок, стали если не научной сенсацией, то, по крайней мере, приоткрыли страницы сравнительно недавней истории, порой незаслуженно стершейся в памяти современников. Так было с пароходом «Веста», чьи останки дайверы Черноморского центра подводных исследований нашли, по сути, случайно. Летом 2015 года у мыса Тарханкут специалисты-подводники проводили тренировочные погружения и снимали на камеру морское дно.

— Через несколько месяцев, просматривая запись, мы увидели отчетливые силуэты лежащего на дне судна, вероятно XIX века, — рассказал директор ГБУ РК «Черноморский центр подводных исследований» Сергей Казанник. — А когда наложили координаты находки на карту затонувших кораблей, стало ясно, что это пароход «Веста».

Этот корабль принадлежал русскому обществу пароходства и торговли. Прославился он во время русско-турецкой войны 1877 – 78 годов. После поражения в Крымской кампании Россия не могла иметь военный флот на Черном море. Но разразилась новая война с турками и тогда появилась идея ставить на торговые суда военное снаряжение. Так и случилось с «Вестой». У Констанцы российский корабль наткнулся на турецкий многопушечный броненосец, английской постройки. Деревянный пароход принял бой, длившийся 5,5 часов. Броненосец пустился в погоню за «Вестой», но наши моряки сумели сбить у противника главную трубу, у турок упала тяга и они первыми вышли из боя. В этой схватке погибла треть героического экипажа, но корабль уцелел. Позже подвиг моряков «Весты» стал легендарным и вдохновил многих деятелей искусства. В том числе Иван Айвазовский посвятил ему одно из своих полотен. На северной стороне Севастополя и сейчас стоит памятник подвигу экипажа парохода «Веста».

— Так получилось, что героизм советских моряков в годы Великой Отечественной войны как-то затмил, подвиги русских моряков XIX века, современники знают о них гораздо меньше, — говорит заместитель директора ГБУ РК «Черноморский центр подводных исследований» Виктор Вахонеев. – И мы рады, что наши находки и исследования вновь привлекают внимание общества к тем событиям и их героической истории.

Кузнецовский фарфор, тарелки французского производства, английские фонари фирмы Родсдейл – все это археологи подняли с борта «Весты». На глубине 52 метра памятник оказался не разграбленным «черными копателями», хотя в данном случае более уместно сказать «черными дайверами», и исследователи хранят его координаты в строжайшем секрете.

Бездна находок

На раскопках античного городища Акра, возраст которого около 2,5 тысяч лет подводные археологи работают вот уже шесть сезонов и за это время сделали множество открытий. Прозванная крымской Атлантидой большая часть Акры уже около 1000 лет находится на дне Керченского пролива. Но именно благодаря этому там удалось сделать находки, сохранность которых на суше была бы невозможна. Исследователи обнаружили дубовые балки, служившие фундаментом оборонительной башни, и деревянный гребень возрастом около 2000 лет. На суше эти органические артефакты просто разложились бы.

Иногда самые неожиданные находки ждут подводных археологов там, где, казалось бы, их и быть не может. Но именно в таком месте, прямо напротив городской Набережной Евпатории, которую решили реконструировать, историки наткнулись на целое кладбище кораблей.

— У нас был участок длинной 1200 метров и шириной 60 метров и на нем мы обнаружили пять объектов, представляющих собой культурную ценность, — рассказал Виктор Вахонеев. — Один из них – это корабль, затонувший во время штормы 14 ноября 1854 года.

Самое удивительное, что лежали эти находки на глубине всего 3 – 4 метра там, где купаются сотни отдыхающих. Черное море хранит множество тайн и одна из них – загадка парусно-винтового корабля «Принц», разбившегося о скалы Балаклавы во время знаменитого шторма 1854 года, вот уже более 150 лет не дает покоя исследователям.  «Принц» якобы имел на борту 200 000 фунтов – денежное довольствие британского экспедиционного корпуса. За это время сокровища искали немцы, французы, норвежцы, итальянцы, японцы и, разумеется, наши дайверы. И хотя никто из серьезных исследователей не верит в легенду о сокровищах, время от времени «Принц» снова и снова напоминает о себе.

— Последние несколько лет экспедиция института востоковедения РАН под руководством Виктора Лебединского проводила гидроакустические исследования, разведку в том регионе, и на достаточно больших глубинах, 60 – 80 метров, обнаружила несколько объектов, которые предварительно могут быть идентифицированы, как объекты, затонувшие во время Крымской войны, — рассказал Виктор Вахонеев. — Их детальная идентификация состоится в этом году.

Практика на дне

Находок наверняка было бы больше, но Черноморский центр подводных исследований, да и вся подводная археология, испытывают кадровый голод. Парадоксально, но в Крыму, где зарождалось подводная археология России, ни один вуз не готовит специалистов этой уникальной профессии. Исследователи центра решили восполнить пробел и подписали соглашение о сотрудничестве с КФУ.

— Мы готовы написать рабочую программу специального курса по подводной археологии, — рассказал Виктор Вахонеев. — Пока это 16-часовой вариативный подготовительный курс, но если он найдет отклик у студентов, мы будем просить чтобы в будущем, этот курс вошел в основную программу подготовки бакалавриата. Ну и когда-нибудь в магистратуре открыть отдельное направление.

Студентов, которые увлекутся романтикой подводных поисков, уже в этом году обещают взять на практику в древнее городище Акра.  Глубины там небольшие, так что можно работать даже новичкам.

— Подводная археология на самом деле очень сложный, трудоемкий и дорогой процесс, гораздо дороже, чем на раскопки на суше, — говорит заместитель декана исторического факультета Таврической академии КФУ Игорь Спивак. – Мы бы хотели, чтобы специалисты познакомили наших студентов с научной методикой подводной археологии, ведь у многих это направление до сих пор ассоциируется с кладоискательством, а не наукой.  Хотя в действительности это не так.

А в Черноморском центре подводных исследований мечтают о том времени, когда к подводным памятникам можно будет водить не только студентов, но и туристов. Однако для этого потребуется сначала внести изменения в федеральные законы.

P.S.

Сегодня у берегов Крыма паспортизировано 36 объектов подводного культурного наследия. Это рекордное число памятников на морском дне в Российской Федерации. Однако не внесенных в реестр памятников гораздо больше. Специалистами обнаружено и известно о местонахождении еще около 200 объектов. В общей же сложности только в XIX и первой половине XX веке до окончания Великой Отечественной войны у берегов Крыма затонуло не менее 2000 судов.

Комментарий

Сергей Донич, ректор Крымского федерального университета:

—  Надеюсь, что наше сотрудничество с Черноморским центром подводных исследований будет плодотворно развиваться и принимать новые формы. Если это расширит возможности наших выпускников, предоставит им дополнительные преимущества на рынке труда, мы будем это только приветствовать. Такое взаимодействие, безусловно, в интересах развития университета и науки.

Справка «РГ»

Важным событием в истории отечественной подводной археологии стало обнаружение в 1894 году при дноуглубительных работах в Феодосийском порту остатков древних портовых сооружений. Научные исследования были проведены в 1905 году русским инженером Л.П. Колли. Для подтверждения своей теории о погружении в воду отдельных участков суши на Черном море, им было обследовано дно Феодосийской бухты. Уже при первых погружениях водолазами Колли на глубине 5 метров были обнаружены 15 античных амфор. Сопоставление находок, образцов грунта и других данных доказали правоту теории русского инженера. А в 1930 годах, при исследовании подводной части Херсонеса впервые была проведена подводная киносъемка.

Сергей Винник
«Российская газета»