mini
05-05-2016
«Бессмертный полк» — когда оживают герои портретов

 

Многие из нас в преддверии Дня Победы томятся в ожидании этого прекрасного праздника. Ведь атмосфера его чудесна: повсюду улыбчивые лица и горящие глаза, море цветов и чарующий запах сирени. Людей объединяют воспоминания о тех, кого уже нет с нами, и гордости за тех, кто еще может шагать рядом – за живые воплощения того тяжелого прошлого.

Ежегодно праздник 9 мая в Крыму празднуется с большим размахом, уже существуют устоявшиеся традиции, знакомые каждому из нас. Но неизменно появляется что-то новое. Не так давно жизнь получила акция, известная под названием «Бессмертный полк». Многие слышали, многие видели колонны людей с портретами в руках. Но только тот, кто сам являлся частью этой трогательной акции, может рассказать об истинных чувствах, когда идешь в её рядах.

Об этом мы и решили побеседовать с Дианой Первых, кандидатом культурологии, ассистентом кафедры межъязыковых коммуникаций и журналистики факультета славянской филологии и журналистики.

— Диана Константиновна, как давно вы участвуете в акции «Бессмертный полк»?

— С самого первого дня, как её организовали в Крыму. В 2013-м году о том, что появилась такая акция, я узнала совершенно случайно в одной из социальных сетей. Кто-то из журналистов опубликовал пост, что в 9 утра возле медучилища будет собираться «Бессмертный полк». Тогда еще не совсем было понятно, что это такое: акция была нова как для Крыма, так и для всей России. Мы с семьей решили пойти. Даже не готовились – просто взяли портреты наших дедушек и отправились туда.

— И какие были первые впечатления?

— На самом деле людей тогда было совсем немного, человек пятьдесят. Но атмосфера была безумно трогательной. Только представьте: большой парад, множество присутствующих, и позади всех идёт маленькая колонна людей с фотографиями в руках. Мы тогда еще сознательно оторвались от всяких политических партий и шли в конце, даже с каким-то промежутком. Но насколько же тепло нас встречали крымчане! Они кричали нам: «Ура!», «Спасибо деду за Победу!», аплодировали, пели военные песни. Это было трогательно до слёз. И детям, и взрослым – всем так понравилось, что на следующий год, видимо, те, кто видел нас в прошлом году, тоже присоединились к этой акции и ряды заметно пополнились. В 2015-м же колонны «Бессмертного полка» выросли уже до огромных масштабов, причем во всех городах Крыма.

— А вы были где, в Симферополе?

— Да, мы никуда с места не уезжали. Все-таки патриоты своего города (улыбается). Да и зачем куда-то ехать. Мне кажется, нет никакой разницы, где примкнуть к этой легендарной акции. Главное – стать её частью.

— То есть в этом году тоже будете участвовать?

— Конечно. Это стало традицией. 

— Вы сказали, что участвуете в «Бессмертном полку» семьей. А друзей, знакомых зовете присоединяться?

— Звоним друзьям, кумовьям, приглашаем с собой. Но, честно говоря, тут и уговаривать никого не нужно: мероприятие настолько сильное, а атмосфера такая волнующая, что люди сами желают присоединиться. Знаете, когда несешь портрет своего деда и видишь все эти портреты вокруг, возникает ощущение, что в этот момент фотографии оживают и бывшие воины становятся с тобой в один ряд. Это непередаваемое чувство.

— А были моменты, которые особенно запомнились? Может, какие-то ситуации?

— В прошлом году мы шли впереди колонны. Я была или в первом, или во втором ряду. Рядом со мной с одной стороны шёл армянин и нес фотографии своих родственников, а с другой стороны – крымский татарин. И это было очень сильно, потому что я понимаю: если к бессмертной акции уже присоединились и другие народы Крыма, то это говорит о многом. Мужчина же этот, крымский татарин, с такой радостью, с таким упоением и гордостью нес фотографии своих родных… Знаете, мне кажется, что «Бессмертный полк» – не акция, не мероприятие, это порыв души. Такие моменты дорогого стоят. Они воспитывают людей, прежде всего детей, учат любить свое Отечество, уважать и знать свою историю. Но главное – не дают забывать своих дедов и бабушек, которые сложили головы, защищая нас.

— А можете рассказать о тех, кто на ваших фотографиях?

— В этот день наша семья вспоминает не одного человека. Один дедушка у меня, Васильев Сергей Иванович, прошел две войны – Финскую и Великую Отечественную от начала до конца. У него очень сложная судьба. Во время войны он побывал в штрафроте причем за совершенно неоднозначную ситуацию: будучи майором, он не выполнил приказ вышестоящего командования, но тем самым спас своих бойцов. Тем не менее, ему удалось остаться живым. О войне он говорил мало и всегда с дрожью в голосе. Дед часто вспоминал дни, когда они освободили от немцев Ленинград, после прочесывали кварталы, заходили в дома. Так, зашли в одну из квартир и застали там страшную картину: на полу лежала мертвая женщина, по виду – мертвая уже несколько дней, а по ней ползал младенец – грудь искал. И вот дед рассказывал, что настолько больно было на это смотреть, что даже взрослые мужчины, повидавшие многое, не могли при этом сдержать слёз. Я часто задавала деду вопрос: «Страшно ли было на войне?». Дед всегда отвечал: «Там только дураки не боятся. Но страшно до первого выстрела. Дальше – не страшно, особенно если первый твой выстрел удачный».

Есть у нас еще большой плакат, на котором три портрета – трое Набоковых: мой дедушка Александр Иванович и два его брата – Фёдор и Алексей. Фёдор, насколько мне известно, погиб под Ленинградом, Алексей освобождал Севастополь, а дедушка непосредственно в войне не участвовал. Он был малолетним узником, в 15 лет угнанным в Германию. История его тоже особенная. В товарном вагоне, в котором везли людей, мой дед, тогда еще совсем мальчишка, познакомился с ребятами. На одной из станций зашёл немец и на ломаном русском спросил, может ли кто-то работать столяром. Никто не мог, но один из них решил рискнуть и предложил товарищам: «А давайте скажем, что мы умеем». Сработало. Их вывели из вагона, и, наверное, именно это решение помогло дедушке выжить. Мальчишек привезли на лесопилку в город Вальденбург, где они работали подмастерьями: стружку убирали, лес, доски таскали. Работа была трудная, изнурительная, но… Дедушка хотя бы был жив. Вспоминал он нередко день освобождения. Рассказывал, как проснулся утром, видит: никакой охраны нет. Никто не понимал, что происходит. И первое, что сделали мальчики, – не на улицу побежали, а к складам с едой, чтобы наконец наесться. Потом уже, наевшись вдоволь, вышли на улицу и увидели отряды советских солдат. Тут же к ним и побежали. Их забрали, долго проверяли. Моего дедушку оставили на некоторое время работать в штабе, потому что за время пребывания в Германии он мало-мальски освоил немецкий язык. А такие люди были нужны. Свою жизнь после окончания войны он, кстати, так и связал со столярным делом.

— Помимо того, что вы теперь каждый год идёте в колонне «Бессмертного полка», какие еще традиции есть в вашей семье?

— Мы, естественно, ходим на Парад Победы и на Могилу Неизвестного Солдата на улице Русской. Два года назад умер мой дедушка Александр Набоков, он никогда не пропускал ни парад, ни возложение цветов. Поэтому теперь это наш долг – «водить» его на День Победы. Стараемся эти традиции передавать и детям, потому что это важно. Если мы их не научим, их научит улица…

— День Победы для многих – праздник со слезами на глазах. А для вас что это за дата?

—  Для меня, как, наверное, и для всех, это день, который я встречаю с двойственным чувством. С одной стороны, с радостью, с другой – со слезами на глазах. Советский Союз потерял в этой войне 28 миллионов человек. Это гораздо больше, чем все другие страны вместе взятые. И мне очень жаль, что сейчас многие, особенно из молодого поколения, перестают уважать этот праздник. Хотя, к счастью, для большинства россиян он остается самым главным праздником в году. И я считаю, что «Бессмертный полк» нужно сделать традицией. Если детей с маленького возраста, буквально с годика, не приучать к тому, что 9 мая – это наша история, наша выстраданная миллионами жизней Великая Победа, а потому и самый значимый праздник, то не останется ничего. С каждым годом уходят ветераны, очевидцы и участники войны, и скоро рассказывать о войне будет некому. Если родители не продолжат передавать память своим детям, а они – следующим поколениям, своим детям и внукам, то этот героический подвиг нашего народа забудется очень и очень скоро. А мы не имеем права этого допустить.

 

Анастасия СЕЛЕЗНЕВА