13-10-2017
«Именины университета – праздник не только края, но и всей возрождающейся России»

 

О том, как в 1919 году праздновали первую годовщину со дня создания Таврического университета, сегодня, в канун 99-го дня рождения вуза, ныне Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского, рассказывает известный ученый-исследователь, заведующий кафедрой  истории России Таврической академии КФУ профессор Сергей Филимонов.

— Сергей Борисович, одно из направлений Вашей научной деятельности — изучение истории  главного вуза Крыма. Так сегодня называют Крымский федеральный университет. Действительно, его открыли, казалось бы, вопреки законам логики, совсем в неподходящее для этого время, когда, как говорят, было не «до жиру, быть бы живу»? 

— Более того,  торжественное  открытие Таврического университета, которому суждено было стать старейшим и авторитетнейшим  высшим  учебным заведением Крыма, состоялось в разгар Гражданской войны, 1(14 октября)  1918 года, в светлый праздник Покрова Пресвятой Богородицы, в Симферополе, в театре Таврического дворянства ( ныне – Крымский академический русский  драматический театр имени М.Горького). 

Как известно, Добровольческая армия не признавала университетов, возникших во время Гражданской войны. Но для Таврического университета  было сделано исключение, и он был признан двенадцатым российским  университетом. За что содействовавший  принятию такого решения  генерал А.И.Деникин был избран почетным членом вуза. Таким образом, если Московский университет, учрежденный в 1755 году,  был первым российским университетом, то Таврический  университет  стал последним  российским университетом, открытым в досоветский период отечественной истории. И так случилось, что, в почти вековой истории  Таврического, ныне Крымского федерального, университета  период с 1918 по 1920 годы  представляет для нас особый интерес. Во-первых, потому,  что  именно в это время преподавателями вуза были крупнейшие ученые, бежавшие от большевистского террора из университетских центров России в «белый» Крым.  И, во-вторых, именно этот период истории Таврического университета в литературе, изданной в XX веке, получил наименьшее освещение.

 — Почему?

— Довоенный архив университета погиб, и основным печатным источником долгое время оставались лишь два тома «Известий Таврического университета», вышедшие в 1919 и 1920 годах. Узость источниковой базы заставила исследователей искать дополнительные  источники информации об истории вуза. Они обратили внимание  на архивы  учреждений, организаций и отдельных лиц, связанных с университетом  в начальный период его существования, а также на опубликованные  источники личного происхождения, в частности, на дневники  академика В.И. Вернадского и мемуары его сына профессора- историка Г.В.Вернадского.  Мне же, в конце 1990-х годов, посчастливилось  выйти на богатейший, но остававшийся не освоенным исследователями уникальный источник по истории крымской интеллигенции, науки и культуры  1918-1920 годов – крымские газеты периода Гражданской войны.

— Прекрасный аргумент в защиту печатных СМИ, которым упорно предрекают гибель, а они все равно существуют.

— Действительно, именно на страницах газет того времени мне удалось обнаружить не только хроникальные заметки, позволяющие воссоздать недостающие страницы истории университета и существовавших при нем  научных обществ (Математического, Педагогического, Хирургического, Общества изучения музыки, Общества философских, исторических и социальных знаний), не только информацию об участии профессоров университета  в деятельности крымских научных организаций (Таврической ученой архивной комиссии, Крымского общества естествоиспытателей и любителей природы, Религиозно-философских обществ в Симферополе и Ялте, Литературного общества в Ялте), но и остававшиеся неизвестными публикации целого ряда  корифеев отечественной науки, составляющих гордость и славу нашего вуза.

— А еще в этих газетах, наверняка, есть много информации о том, чем жил Крым в тот непростой период?

— Сегодня эти материалы, раскрывающие сложную политическую обстановку, в условиях которой создавался  и существовал в 1918-1919 годах в Крыму двенадцатый российский университет, приобретают особо важное значение. В том числе и для осознания глубинных причин «Крымской весны» 2014 года.

— Часто говорят, что все лучшее  уже придумано до нас, просто надо внимательно изучать и применять опыт предшественников. Чему, по-вашему, стоит поучиться у создателей Таврического университета, тем, кто строит и развивает сегодня Крымский федеральный университет?

—  Среди обнаруженных материалов, есть например, статья журналиста Б.Мурина в «Южных ведомостях» (Симферополь), приуроченная к 1-й годовщине создания Университета, само название которой —  «Праздник Тавриды» уже говорит о многом. Автор, отмечая большое не только научное и культурное, но и общественно-политическое значение существования в Крыму  российского университета, подчеркивал:

«Имеет сегодняшний праздник и громадное политическое значение. Университет является одним из могущественных факторов объединения края с остальной Россией. Это –мирное завоевание, от которого больше всего выигрывает завоеванная сторона. Стоит только вообразить самостийный Крым без влияния русской культуры, без русских представителей науки, без русской общественности и поставить вопрос, был ли  бы возможен в этом крае этот рассадник  высшего знания…Ясно, что никакого университета  без мощного содействия русской  культуры Крыму не видать бы. И никакое «покорение Крыма» оружием  так прочно не свяжет край со всей страною, как это насаждение в нем высокого культурного учреждения.

 Любопытно, что университет создавался в годину торжества самостийной  тенденции в Крыму- в дни господства Сулькевича под покровительством  старогерманской оккупации. В «правительственных» кругах возникло даже сомнение, можно ли наименовать университет  Таврическим, не будет ли это напоминать о существовании, казалось, похороненной навсегда  Таврической губернии…Понадобилась депутация ученых, чтобы убедить генерала Сулькевича, что Крым и Таврида едино суть. Близорукие люди придавали значение названию и не видели опасности для самостийности в самом факте насаждения  в Крыму русского университета. Но только политически слепой может не видеть, что этот факт – одна из сильнейших связей, объединяющих окраину со всею страною. И это значение университета  делает его именины праздником не только края, но и всей возрождающейся России, возрождающейся  не для угнетения, а для оживления  всех связанных с нею областей, для культурного  развития всех населяющих ее народностей».

 — Как говорится, не прибавить, не убавить. Получается, что для создания Таврического университета, вопреки всему, сложились благоприятные условия?

— Также в этом номере «Южных ведомостей» опубликована статья  «К первой годовщине Таврического университета» профессора Н.К. Гудзия — российского и советского литературоведа, историка литературы, известного, прежде всего, своими исследованиями древнерусской литературы. Он составил первые советские учебник и хрестоматию по этим предметам, был  первым деканом  филологического факультета МГУ. И какое-то время – преподавал в Таврическом университете. Отметив широкий масштаб, который приняла организация университета в Крыму, он пишет:

«Относительно благоприятные внешние условия жизни в крае привлекли в новую школу нужное на первое время количество научных сил и значительное число учащихся, достаточное  для заполнения  любого университета, имеющего уже свою историю. Приток ученых сил и учащейся молодежи прогрессивно  идет вперед, сокращая, с одной стороны, число незанятых кафедр, с другой, вызывая необходимость отказа в приеме всех желающих попасть в число студентов и повышения требований  при приеме не только в действительные студенты, но и в вольнослушатели. Ряд лиц, обладающих гимназическими аттестатами зрелости или окончивших высшие учебные заведения, по недостатку мест, к сожалению, оказались в нынешнем году за дверями школы. При выборах  кандидатов  на занятие кафедр Совет профессоров имеет возможность действительно выбирать, т.к. нередко на одну вакансию имеется несколько кандидатур и притом в ряде случаев весьма солидных.

Таковы благоприятные условия, сложившиеся для развития Таврического университета. Но, наряду  с ними, есть условия, отрицательно влияющие  на постановку учебного дела и на нормальное развертывание школы. И они очень серьезны. Есть профессора, есть учащиеся, но нет вполне подходящей обстановки, которая обеспечивала бы нормальную учебную и ученую работу, наличностью которых определяется государство. Можно сказать, что Таврический университет имеет власть, имеет и население, но не имеет территории в широком смысле слова. Мы не имеем зданий, хоть сколько-нибудь удовлетворяющих потребностям  высшей школы. В тех помещениях, в которых расположился университет, нет достаточного места ни для аудиторий, ни для учебно-вспомогательных учреждений. Каждая лишняя комнатушка на учете, но учитывать, к прискорбию, почти нечего….

… Мало благоприятствует продуктивной университетской работе и крайне  недостаточное оборудование учебно-вспомогательных учреждений. Если, например, даже давно существующие университетские лаборатории испытывают  острую нужду в материале для экспериментов, то, что же приходится  сказать в этом отношении о годовалом университете?….

 …Не приходится, разумеется, говорить и о том, что исключительно тяжелая  материальная обстановка не дает возможности учащимся как следует использовать школу, в которую они вступили. Жить по нынешним временам на родительское иждивение для многих оказывается невозможным. Приходится думать о подсобных заработках и им отдавать значительную часть времени, оставляя для научной работы лишь свой досуг. Те, для кого Симферополь не является местом постоянного жительства, оказываются еще в худшем положении. Нередки поэтому случаи весьма отдаленной прикосновенности  части студенчества к университету. Числясь в списках студентов университета, многие студенты живут большую часть года вне Симферополя, являясь лишь к записи на лекции и к экзаменам…..

…И все же, несмотря ни на что, празднуя первые именины родной almae matr’s, хочется гораздо больше радоваться, чем печалиться. Сделано не все, сделано, б.м., не так много, но сделано maximym возможного в обстановке момента. Если сравнить рост нашего университета с ростом прочих университетов, возникших одновременно с Таврическим, то станет ясно, сколь относительно многого при самых неблагоприятных условиях достиг именно Таврический университет»

 —  Через тернии — к звездам. Похоже, таков был путь Таврического, а ныне и Крымского федерального университета?

— Опять же, показательна в этом плане заметка, опубликованная 1(14) октября 1919 года в тех же «Южных ведомостях» и подписанная инициалами  «П.Б.».В ней неизвестный автор пишет:

«Ровно год тому назад, 1 октября 1918 г., Симферополь торжественно отпраздновал открытие  Таврического университета. Всем памятно то приподнятое настроение, в котором прошел этот праздник. Но, не менее памятны должны быть и те опасения и сомнения, которые были высказаны на празднике за судьбу университета в Симферополе в смысле преодоления всех и тогда уже тяжелых материальных условий существования  как самого университета, так и профессоров и учащихся.

 Эти тяжелые условия  побудили группу симферопольской интеллигенции организовать почти одновременно с открытием  университета Общество друзей Таврического университета.

Молодое общество энергично приступило к первому и самому важному делу – собиранию средств. Дело это пошло вначале довольно успешно, но потом общие неблагоприятные условия нашей жизни – смена властей, приход большевиков ( имеется в виду пребывание в Крыму большевиков в апреле –июне 1919 г.-С.Ф.), апатия, охватившая широкие круги интеллигенции- значительно затормозили работу Общества. Долгое время после уничтожения советской власти в Крыму не удавалось созвать общее собрание. Только недавно оно состоялось –очень малочисленное; было избрано Правление  и намечено в качестве ближайшей цели –устройство общежитий и столовых для учащихся. Вновь избранное Правление уже приступило к работе… В то тяжелое время, которое мы переживаем, конечно, не приходится мечтать о многом. И, конечно, первое, и самое существенное – это удовлетворить  насущнейшие  нужды  учащейся молодежи в приюте и в пище. Условия, в которые попали  в Симферополе многие студенты и студентки, совершенно невыносимы. И первой задачей всего культурного общества в Симферополе должно быть улучшить  эти условия настолько, чтобы наша учащаяся молодежь могла не только жить, но и учиться. А для этого нужны три вещи: деньги, деньги и деньги.

Об этом долге симферопольского общества, долге не только перед молодежью, но и перед возрождающейся Россией, нельзя не вспомнить в сегодняшний торжественный день».

— А сведения о том, как собственно отмечали  1-ю годовщину создания Таврического университета, Вам удалось обнаружить?

— В «Крымском вестнике»  (Севастополь) в номере за 3(16) октября 1919 года удалось найти заметку  «Годовщина Таврического университета»,  в которой сообщалось следующее:

«1 октября состоялось празднование  годовщины Таврического университета. Торжество открылось в 1 час дня в Дворянском театре вступительной речью ректора университета проф. Гельвига, после чего генерал А.И.Деникин был избран почетным членом. С отчетной речью  выступил проф. Деревицкий, с академической речью – проф. Гензель. Представители студентов г.г. Костяков и Маршал вручили ректору адрес. С приветствиями выступали представители  общественных организаций. Получено телеграфное приветствие от бывшего председателя краевого правительства  С.С.Крыма. Собрание  закончилось пением студенческой песни «Gaudeamus». В 6 час. вечера состоялось шествие профессоров со студентами по городу. Вечером  был устроен большой концерт в городском клубе».

Еще некоторые нюансы этого торжества узнаем из публикации «Годовщина Таврического университета»,  вышедшей в газете «Таврический голос» (Симферополь) – 3(16) октября: «В 6 часов вечера состоялось торжественное  шествие  (факельцуг) студентов совместно с профессурой , шествие прошло по Пушкинской и Александро-Невской  улицам к памятнику Тавриды, оттуда, через Екатерининскую улицу, обратно в университет. Шествие привлекло множество народа, пожелавшего участвовать в студенческом празднестве. Вечером состоялся  студенческий бал, затянувшийся до утра». В этой же заметке есть выдержки из доклада  проф. А.Н. Деревицкого, который выступил с отчетом по истекшему академическому году.  Из чего явствует, что в первый год существования Таврический университет насчитывал «5 факультетов, причем каждый факультет имеет свои отделения. В личном составе  профессоров  в данное время находится 35 ординарных профессоров, 11 экстраординарных, 6 доцентов и 3 лектора. Студентов насчитывалось  2805 чел. (1855 мужчин  и 947 женщин.- Так в источнике. С.Ф.) и в этом году принято еще 639 чел..  Суммы, находящиеся в распоряжении университета, исчисляются в 2486042 руб.». Для сравнения: накануне своего 99-го дня рождения коллектив КФУ  насчитывает более 36 тысяч человек.

Интервью подготовила Елена Озерян