voronon
22-12-2015
Игорь Воронин: Рынок труда для выпускников увеличился в разы

 

ИНТЕРВЬЮ ИНФОРМАГЕНТСТВУ «КРЫМИНФОРМ»

Прошёл почти год, как старейший вуз полуострова – Таврический национальный университет им. В.И. Вернадского – вошёл в состав Крымского федерального университета им. В.И. Вернадского в качестве структурного подразделения – Таврической академии (ТА). О том, как сейчас живет Таврическая академия, когда ей уже не надо выживать, что стало с факультетом украинской филологии на самом деле, куда теперь посылают студентов на практики и какие профессии востребованы у молодёжи Крыма, в интервью Крыминформу рассказал директор Таврической академии, профессор Игорь Воронин.

Игорь Николаевич, что изменилось в жизни университета за этот непростой год, начало которого ознаменовалось полным переходом в правовое поле России, а конец блэкаутом? Какие изменения произошли в структуре вуза?

Таврическая академия работает как структурное образовательное подразделение КФУ с 1 января 2015 года. Мы создавались на базе Таврического национального университета, в структуре которого тогда было 14 факультетов, 70 кафедр. Сегодня мы самая крупная образовательная структура КФУ – более 11 тыс студентов и около 3 тыс профессорско-преподавательского состава. Сейчас в результате структурных преобразований несколько факультетов от нас «ушли» – экономический, управления и факультет физики и компьютерных технологий, на их базе созданы институты как самостоятельные образовательные подразделения в составе КФУ. Факультет физики и компьютерных технологий был преобразован в Физико-технический институт, экономический и управления – в Институт экономики и управления. Соответственно, три факультета от нас «ушло», осталось одиннадцать, но мы приобрели новый факультет. В свое время в Симферополе работал институт информационно-полиграфических технологий, а сейчас он работает в статусе факультета в структуре нашей академии. Теперь у нас 11 факультетов плюс Институт иностранной филологии (бывший факультет иностранной филологии) и 60 кафедр. Какие-то кафедры переформатировались, какие-то были созданы вновь, так, на историческом факультете открылась новая кафедра документоведения и архивоведения. Ну и с приходом к нам в академию наших коллег из информационно-полиграфического института у нас появилось еще три кафедры – кафедра книжной графики и дизайна печатной продукции, кафедра информационно-полиграфических технологий и кафедра рекламы и издательского дела.

voronon2А что стало с факультетом украинской филологии? В последнее время постоянно муссируются слухи, что его полностью расформировали, а студентов переучивают?

С украинской филологией больше разговоров. Дело в том, что у нас в ТНУ был целый факультет украинской филологии, но в связи с тем, что спрос на это направление подготовки резко упал, то, соответственно, и существовать в качестве факультета они уже не могли. Вот мы факультет и реорганизовали в кафедру украинской филологии в структуре факультета славянской филологии и журналистики. Поэтому всякие инсинуации, что мы закрыли эту специальность, что мы полностью ликвидировали факультет – это все неправда! Профессорско-преподавательский состав факультета, костяк этой кафедры, успешно занимается подготовкой по этому направлению и, плюс ко всему, мы, пожалуй, теперь чуть ли не единственный вуз в России (могу, правда, ошибаться), который готовит по направлению украинская филология.

В прошлом году ректором КФУ Сергеем Доничем широко анонсировалось обновление материально-технической базы вуза. Что будет сделано в этом направлении непосредственно для Таврической академии?

К 2018 году в рамках программы развития мы получим два новых общежития, которые будут строиться на ул. Ялтинская, 20, где сейчас находится второй корпус или так называемая «свечка». Одно общежитие будет рассчитано на 450 мест, другое – на 150. И, наконец-то, мы получим студенческий двухэтажный клуб с концертным залом и репетиционными, в котором наша творческая молодежь сможет себя реализовывать. Кроме этого, на площадке бывшей НАПКС (по ул. Киевской, где сейчас расположена Академия строительства и архитектуры), будет построен новый учебный корпус, куда мы планируем перевести два наших филологических факультета — славянской филологии и журналистики и крымско-татарской и восточной филологии, Институт иностранной филологии и факультет информационно-полиграфических технологий. Получится своеобразное лингвистическое ядро университета, где будет создан центр коллективного пользования с лингафонными кабинетами, залами синхронного перевода, помещениями для занятий в подгруппах и пр. Кроме того, здесь планируется построить современный спортивно-оздоровительный комплекс с бассейном, куда, вероятнее всего, переедет из старого города наш факультет физической культуры и спорта.

Число желающих поступить в академию увеличилось со сменой статуса ТНУ на ТА?

Вопрос немного некорректный. Количество абитуриентов, естественно, увеличилось, но это связанно не столько с изменением статуса, сколько с особыми условиями поступления для крымских абитуриентов – упрощенная процедура вступительных испытаний (сдача одного профильного экзамена непосредственно в университете) и значительно большее количество бюджетных мест, чем в украинскую бытность. Так, например, на следующий учебный год КФУ выделено более 5,5 тысяч бюджетных мест (это включая все формы и виды обучения – бакалавриат, специалитет и магистратуру, а также очную, заочную и очно-заочную формы обучения). Из них нашей академии досталось четвертая часть – около 1,5 тысяч.

Как обстоят дела с коммерческой формой обучения, число «платников» увеличилось или уменьшилось?

Число коммерческих студентов, естественно, уменьшилось. При таком количестве бюджетных мест шансы для абитуриентов поступить на бюджет, несомненно, увеличиваются. Плюс к этому повысилась и стоимость обучения в вузе. Кому-то это может и не понравится, но надо понимать, что качественное образование дешёвым не бывает! Средняя стоимость обучения в нашем университете принципиально не отличается от стоимости обучения в высших учебных заведениях федерального уровня. И еще одна деталь: высшее образование – не обязательное, в отличие от среднего, хочешь поступить в вуз на бюджет – учись хорошо в школе, не случилось – иди работай, зарабатывай себе на обучение…

Что изменилось для преподавателей академии?

Самое главное, что изменилось для преподавательского состава – это зарплата. Выплаты у нас стали регулярными, как в стабильном советском прошлом – 5-го и 20-го. В украинскую бытность вузы заставляли выживать, учебные заведения занимались не столько образовательной деятельностью, сколько поиском средств к существованию. А в последние годы зарплата выплачивалась нерегулярно и не в полном объёме. С переходом под юрисдикцию России этот вопрос был решён кардинально, зарплату мы получаем вовремя и гораздо больше, чем при Украине.

С вхождением Крыма в состав России для ваших выпускников открылись новые рынки труда, планируется ли в связи с этим пересмотр набора специальностей в академии?

На мой взгляд, в массовом сознании сформировались не совсем объективные представления о том, кто сегодня нужен на рынке труда. Когда чиновнику задаёшь вопрос о конъюнктуре рынка труда, то он как мантру повторяет: «Сколько можно готовить экономистов и юристов, нам не хватает инженеров». Но реалии, мягко говоря, совсем другие. Во-первых, как не было в Крыму квалифицированных экономистов и юристов в достаточном количестве, так их по-прежнему и нет, и, во-вторых, если бы была такая большая потребность в специалистах инженерных специальностей, то на эту специальность очередь бы из абитуриентов стояла. Но, к сожалению, конкурс на инженерные специальности невысок. В этом году в нашей академии по-прежнему самыми модными направлениями были юриспруденция, журналистика, реклама и связи с общественностью. На инженерные же специальности в Академии архитектуры и строительства конкурс был на порядок меньше. Поэтому разговоры о том, что не хватает специалистов инженерного профиля, на практике пока не подтверждаются, это не такое массовое явление, как нас уверяют представители власти и руководители предприятий.

Какие перспективы крымским выпускникам сулит российский рынок труда? Насколько выпускники академии сейчас там востребованы?

Диплом федерального вуза всегда отличался престижем. Вопрос в другом – какими компетенциями и трудовыми навыками будет обладать наш выпускник. Однако пока об этом ещё судить рано, только год прошёл с момента образования КФУ. Но рынок труда для наших выпускников, действительно, стал в разы больше, соответственно и количество предложений работы пропорционально увеличилось. Теперь наши амбициозные выпускники могут не ограничиваться масштабами Крыма, Россия – страна большая!

А были уже примеры заключения крымскими выпускниками контрактов с компаниями из других регионов России?

Был только первый выпуск, и пока таких заявок точно не было. Кроме того, хочу сказать, что опасения некоторых руководителей образовательных учреждений в отношении того, что абитуриенты уедут на материковую Россию – не всегда обоснованы. Дело в том, что доля молодёжного контингента, которая остаётся в Крыму, всегда была большой. Только небольшой процент молодых людей был готов уехать из родного дома, и здесь политические события абсолютно не при чем. Если человек нацелен на карьерный рост, жизнь в столице, например, он уедет в любом случае, независимо от того, чем бы мы его «заманивали» – бюджетными местами, льготными условиями поступления и прочее.

Как обстоит дело у академии с межрегиональным сотрудничеством? В России насчитывается около 607 только государственных вузов, и они, несомненно, могли бы поделиться своим опытом с Крымом?

Связи уже налажены, прежде всего, мы являемся членами «Клуба G10» – ассоциации десяти федеральных университетов России, и контакты с нашими коллегами из федеральных университетов уже установлены и активно используются. Вообще есть два основных направления сотрудничества в высшей школе: в образовательном процессе – это обмен студентами в рамках совместных программ подготовки, у нас они пока в стадии разработки; и второе направление – это научное сотрудничество, там мы уже активно взаимодействуем. Это и совместные научные проекты, и научные конференции, количество которых увеличилось в разы и т.п. Вот буквально недавно мы на базе нашей академии проводили съезд ассоциации АРГО (Ассоциация российских географов-обществоведов). Приехало более 150 человек, представителей всех учебных заведений, где осуществляется подготовка географов.

Вы затронули вопрос научных обществ, насколько нам известно, именно в Таврической академии (тогда ещё в ТНУ) в 2014 году Русское географическое общество открыло своё отделение…

Один из самых первых договоров Крымской весны в нашем университете был договор об открытии на базе нашей академии крымского отделения Русского географического общества (РГО). Крымское отделение РГО было открыто (вернее, воссоздано – в нашем университете оно существовало еще с 1945 года) на базе географического факультета, и возглавил его декан геофака, профессор Борис Александрович Вахрушев. В этом году, кстати, Русское географическое общество отмечает свой юбилей, ему 170 лет.

Чем конкретно сейчас занимается крымское отделение РГО?

Русское географическое общество является одной из старейших научных общественных организаций мира. Сегодня наряду с традиционными задачами – исследованием различных территорий нашей страны и мира, большое внимание уделяется культурно-просветительской работе и, прежде всего, воспитанию в молодежи лучших патриотических качеств через любовь к природе, истории, культуре своей страны.

В настоящее время крымское отделение РГО осуществляет свою работу по следующим научным направлениям: исследование и охрана природы; геоэкология морских акваторий; история, культура, этногенез крымского социума; научно-просветительская и патриотическая работа; популяризация географических знаний; экспедиционная деятельность и путешествия; молодежное географическое движение.

Одно из последних мероприятий – проведение Всероссийского географического диктанта, который проходил 1 ноября в стенах нашей академии.Кроме того, РГО разработало целую программу по развитию внутреннего туризма, в которой Крым должен сыграть ключевую роль. Поскольку основные туристические потоки российских туристов были направлены либо в Египет, либо в Турцию, а сейчас это для нас закрытые территории, то предпринимаются попытки заменить их крымскими курортами. Но, к сожалению, наши курорты высоким уровнем комфорта пока не отличаются, и в качестве одного из элементов аттрактивности, т.е. привлекательности, реализуется проект РГО по созданию искусственных рифов в районе Севастополя.

Студенты участвуют в этих проектах?

Конкретно в этом проекте наши студенты пока не принимают участие, но в дальнейшем они будут привлекаться к подобной работе. Зато геофак принимает самое активное участие в общественной работе РГО, практически все преподаватели факультета и большее количество студентов стали его членами.

Игорь Николаевич, Вы сами являетесь выпускником географического факультета, расскажите, что изменилось сейчас на Вашем родном факультете?

В этом году географический факультет снова возобновил дальние комплексные практики. В начале двухтысячных годов мы в качестве дальней практики отправлялись со студентами покорять Говерлу (высшую точку Украины), но последние 3-4 года на это уже не выделялось средств. И только с созданием Крымского федерального университета мы на географическом факультете сумели возродить традицию дальних комплексных практик. В этом году мы отправили три группы студентов. Одна отправилась в экспедицию вдоль Главного Кавказского хребта, другая – в Сочи, вдоль Черноморского побережья, а третья – в Калининград, к нашим коллегам в Балтийский федеральный университет, изучать Балтику. Поскольку страна теперь у нас опять большая, то и «аппетиты» у нас тоже большие, и я, как географ, в глубине души мечтаю, что мы возобновим ту географию дальних практик, которая была в советский период, когда студенты ездили на Урал, Кольский полуостров, в Среднюю Азию, на Дальний Восток.

В украинскую бытность практики студенты оплачивали сами, а сейчас?

Нет, в этом году, что и является главным отличием от практик украинского периода, впервые за двадцать лет практика была оплачена за счет средств университета. Студенты несли только финансовые затраты, связанными с личными расходами.

Сколько студентов съездило на дальние практики?

В этом году в путешествие отправились студенты-географы и студенты-туристы, где-то более 100 человек.

Куда планируете отправить студентов на следующий год?

Как раз сейчас на географическом факультете идёт обсуждение, куда отправить студентов, исходя из наших финансовых возможностей. Но планы амбициозные – элементарно, на Урал надо съездить!

И последний вопрос, традиционный для каждого крымского учреждения: как блэкаут повлиял на работу Таврической академии?

Чтобы адаптировать учебный процесс к условиям чрезвычайной ситуации, была сокращена продолжительность академической пары с полутора часов до одного часа. Запустили генератор в котельной, которая отапливает наш студенческий городок. Закупили 30 генераторов, они к нам уже поступают и мы их устанавливаем на социально значимые объекты. В общежитиях студенческого городка в темное время суток было организовано дежурство кураторов академических групп. Но с понедельника нас уже перестали отключать, и мы вернулись в прежний режим. Жизнь налаживается!

 

КРЫМИНФОРМ