03-04-2015
«Цифровая долина» – фантазии или ближайшая реальность

 

Участвовать в создании «Долины»  будут  ведущие вузы России – МФТИ, МГТУ им. Баумана и другие, а также коммерческие предприятия и институты развития, заинтересовав­шиеся проектом. 

«Точками роста» станут и кампусы КФУ, вокруг которых будут взращивать производственную базу в виде предприятий, коммерческой и рекреационной недвижимости на территории Севастополя, Симферополя и Евпатории. Параллельно на базе этих городов, села Оленёвка и посёлка Черноморское будет создаваться жилая и рекреационная система. 

О том, почему опорной точкой создания «Цифровой долины» Крыма, а по большому счёту, и цифровой экономики республики стал КФУ, «Газете» подробно рассказал ответственный секретарь рабочей группы Евгений Бабаян. 

– Перед КФУ открываются уникальные возможности, – говорит Евгений Бабаян.– Мир сейчас перестраивается так, что почти везде есть компьютеры и активно внедряются цифровые технологии. Например, раньше оценить мощность ядерного взрыва можно было, лишь произведя его в реальности. Сейчас ядерные взрывы любой мощности и их последствия моделируют на компьютере. Виртуально теперь проверяют даже различные параметры новых самолетов. Большая часть жизни изделия  – от идеи до внедрения – погружается в компьютер. А некоторые сложные вещи вообще невозможно сделать без компьютеров. Это будет эффективнее и выгоднее  делать, не сидя в одном месте, в технопарке например. Поскольку очень много ресурсов требуется для производства  (люди, технологии), очень удобно и выгодно, чтобы эти специалисты были распределены в так называемой «облачной среде» и могли  подключаться и одновременно работать  над одним проектом. Например, в своё время в таком «облаке» был сделан самолет «Боинг». Банковские операции, работа медиа тоже сегодня невозможны без компьютера. Почему вымерли «Кодаки»? Потому что все перешли на цифровое фото. Жизнь меняется так, что мы можем оцифровать всё. И из цифрового вида можно, с помощью тех же 3D-принтеров, снова перевести всё в физическое тело. Можно на одном и том же устройстве делать совершенно разные вещи: печатать дом, машину, человеческие органы. Например, сейчас в Московской медицинской академии имени Сеченова мы сначала сканируем человека, смотрим  трёхмерную модель его органов. И прежде чем делать операцию, медики тренируются на компьютере. Такой подход возможен в любой индустрии. В той же лингвистике, например, если требуется перевести текст с одного языка на другой. Поэтому будут побеждать страна или регион, обладающие умными компьютерными мощностями, построившие единую умную среду для серьёзных вычислений и проектирования. Россия и Крым, в частности, сегодня имеют в этом плане преимущества  перед остальным миром.

– В чём же? 

– У нас нет большого груза традиционных продаж различных продуктов – товаров и т. п. через Интернет, которые тормозят прямые продажи. Приведу пример с компанией Apple. По большому счёту, Стив Джобс не придумал какие-то великие технологии. Он, например, просто договорился, что можно песенки продавать через Интернет. То есть люди, которые ими владеют, доверили Джобсу их реализацию. И, таким образом, вымерла индустрия CD-дисков. В случае продажи через Интернет более сложных вещей, например, модели самолета, дома, это будет стоить гораздо дороже. И тот, кто создаст надёжную среду для этого, а она сейчас таковой не является, как говорят, будет всем! Следовательно, цифровая экономика – это основа процветания страны, региона.

– Создать её в Крыму реально?

– Успешными проекты становятся, когда гармонично соединены ресурсы: люди, деньги и технологии. Для этого надо создать так называемую «экосистему» – инфраструктуру, в которой умные люди могли бы, сидя в любом месте, работать. Но  умные люди обычно хорошо зарабатывают и хорошо живут. Согласитесь, жить лучше в Крыму, чем на Таймыре. А чтобы умные люди поехали в Крым, для них необходимо создать среду для работы – компьютерные мощности. Фактически, надо только кабель  кинуть, чтобы они могли войти в Интернет. Не нужно никакое производство строить, а тем паче экологически вредное.  Я сейчас могу с помощью ноутбука пообщаться в режиме видеоконференции с моими сотрудниками, которые работают по всему миру, сидя дома. Механизмы распределённой работы сегодня внедряются в различные сферы экономики. А поскольку у КФУ сейчас есть уникальные условия – вуз недавно создан и ещё не обременён старыми проблемами, может учесть все ошибки и сделать с нуля то, что поможет ему сразу опередить другие вузы. В таком крупном университете, расположенном в регионе с прекрасным климатом, можно запускать мультииндустриальные, межиндустриальные проекты. Для этого надо только построить правильную IT-структуру и правильно выстроить инновационную систему. 

– Фактически, начинаете новую индустриализацию, компьютерную?

– По сути, да. Если в конце 30-х годов прошлого века основой индустриализации было электричество, ГОЭЛРО, то сейчас надо выстроить инфраструктуру цифровой экономики. Чтобы, образно говоря, вы в розетку подключили умный компьютер – и работали. Но если не будет правильной IT-инфрастуктуры,  удалённо инновационно работать невозможно.

– И всё же, почему её решили создавать именно в КФУ, а не в любом другом вузе Крыма или Севастополя?

– Чтобы заинтересовать и привлечь к совместной деятельности предприятия промышленности, различной индустрии, малый бизнес. Фактически, мы создаём новую форму университета, где будут не просто заниматься образованием студентов, а обучать их через участие в проектировании реальных вещей. При этом предприятия, которые будут использовать труд студентов КФУ, расположены не только в Крыму. Таким образом, «рынок» студентов республики становится всероссийским. Ведь местный «рынок» достаточно ограничен. Более того, университет будет предлагать не только студентов, но и свои исследования и разработки всему мировому сообществу. А у нас уже есть глобальная инфраструктура IT-технологий – «облако». Следовательно, необходимо так сделать IT-структуру КФУ, чтобы к ней было доверие у заказчиков – государства в лице различных госкорпораций, крупного и малого бизнеса, промышленности и сферы услуг.

– Полигоном для создания основ цифровой экономики вполне мог стать и Дальний Восток России.

–  Но его климат не сравнить с крымским! И Дальний Восток всё-таки далёк от  европейской части России, от Москвы. И, честно говоря, я посмотрел на людей, которые живут в Крыму. Так вот, заряд на работу здесь гораздо выше, чем на том же Дальнем Востоке. Мы  работали с рядом российских федеральных университетов, институтов,  но не нашли такого полного понимания и поддержки реализации идеи создания цифровой экономики, как в КФУ. Здесь реально за полтора года сделать «облачную» лабораторию на кафедре  компьютерных технологий и моделирования. Её сотрудники уже работают с нами, участвуют в семинарах, процесс движется. Еще немаловажен и такой фактор, как повышенное внимание к Крыму. Это позволяет нетрадиционные, тяжёлые проекты нетрадиционным же образом пробить, провести их через бюрократические препоны. 

– И всё же, реализация проекта цифровой экономики что даст Крыму конкретно?

– По нашим подсчётам, до 2020 года кумулятивный доход в бюджет республики составит 60 миллиардов рублей. Внедрение цифровой экономики  даст Крыму 17 тысяч высококвалифицированных рабочих мест  и 86 тысяч – менее квалифицированных. Это позволит привлечь на территорию Крыма около 200 высокотехнологичных предприятий, которые откроют здесь свои представительства, офисы. Причём это – абсолютно экологически чистые  предприятия, с высокой  добавленной стоимостью. Что и станет необходимой «критической массой» для создания цифровой экономики. Немаловажно и то, что мы нашли абсолютную поддержку и у крымской власти, и у федеральной. Сергей Аксёнов видел презентацию нашего проекта, с большим энтузиазмом поддерживает его. С ним мы обсуждали многие  аспекты внедрения цифровой экономики в Крыму. Глава Крыма видит перспективу и понимает, что СЭЗ  будет способствовать привлечению в республику ресурсов со всего мира. Мы сейчас уже обсуждаем  эти вопросы  с представителями Индии, стран БРИКС.

– Тем не менее российские специалисты в области экономики и информационных технологий сомневаются в возможности создания в Крыму аналога «Кремниевой долины». По их мнению, затормозят развитие высокотехнологичной отрасли и санкции.

– Начнём с санкций. Считаю, что они только помогают. Потому что позволяют без всяких объяснений и без жалости к себе  применять новые методы и решения,  которые будут  востребованы в будущем. А не использовать старые!  Что касается «Кремниевой долины» или, как её еще называют, «Силиконовой долины», то при создании «Цифровой долины» в Крыму мы будем использовать некоторые идеи оттуда. Но повторять «Кремниевую долину» не имеет смысла. «Цифровая долина» – самостоятельный проект. И все, кто  хочет поспособствовать  его реализации, могут к нам присоединяться. 

Справка «Газеты»

Силиконовая (Кремниевая) долина – центр сосредоточения высокотехнологичных компаний в США, связанных с разработкой и производством компьютеров и их составляющих, особенно микропроцессоров, а также программного обеспечения, устройств мобильной связи, биотехнологии. Исходное английское название долины Silicon Valley происходит от использования кремния как полупроводника при производстве полупроводниковых приборов (диодов, транзисторов, микросхем). Именно с этой индустрии началась история долины как технологического центра. Его возникновение и развитие связано с сосредоточением ведущих университетов, крупных городов на расстоянии менее часа езды, источников финансирования новых компаний.

Источник: http://gazetacrimea.ru/news/cifrovaya-dolina-fantazii-ili-blijaishaya-realnost-18224
© 2000-2015 «Крымская газета»