05-12-2016
Ближний Восток: время собирать камни

 

Двести тысяч арабских выпускников наших вузов говорят, поют, пьют и едят по-русски.

Первым человеком, который встретил нас на древней иорданской земле, был Аллам Осман Садек – журналист и экскурсовод, свободно говорящий по-русски, выпускник журфака Ташкентского государственного университета. Аллам окончил его в 1993 году, затем 18 лет работал в местных иорданских газетах, пока наконец не переквалифицировался в экскурсоводы.

Из аэропорта мы сквозь пустыню направляемся в столицу Иордании Амман, где пройдёт IX Всеарабская встреча выпускников советских и российских вузов. Первое, что бросается в глаза, — здесь слишком много камней. Это самая каменистая земля из всех, что довелось мне видеть, а видел я не так уж и мало. В голову, конечно, немедленно лезут строчки из Екклесиаста: «Всему своё время… Время разбрасывать камни, и время собирать камни…»

image001

Камни здесь, на Ближнем Востоке, разбрасывали все, кому не лень – начиная с Господа Бога и заканчивая американскими президентами, на денежных знаках у которых красуется та самая сакраментальная фраза: «In God we trust». Что-то вроде «с нами Бог» или «на Бога уповаем». Собирать камни на этой благословенной Богом земле приходится всем миром…

На войне как на войне

Мы в прифронтовой зоне. Иордания граничит и с Сирией, и с Ираком – двумя государствами, где идут самые кровопролитные войны сегодняшнего дня. А впрочем, здесь, на Ближнем Востоке, война уже много десятилетий подряд – почти естественное состояние. Арабо-израильская война 1948 года, Суэцкий кризис 1956-го, Шестидневная война в 1967-м, война «Судного дня» в 1973-м, Первая ливанская война в 1982-м, Вторая ливанская война в 2006-м, вторжение Ирака в Кувейт в 1990-м, война в Заливе в 1991-м, операция «Лиса в пустыне» в 1998-м, вторжение так называемой международной коалиции во главе с США в Ирак в 2003-м и последовавшая вслед за этим гражданская война, Арабская весна 2011-го, гражданская война в Йемене, начавшаяся в 2014-м… Конца-края этому не видно – кажется, что красноватая ближневосточная земля приобрела свой зловещий оттенок именно от пролитой на ней крови. 

1,5 млн иностранных студентов практически изо всех стран мира окончили в разные годы советские и российские вузы.

От Аммана до Алеппо – около пятисот километров. До Мосула – около тысячи. Эхо войны доносится сюда, в столицу Иордании, не гулом авианалётов или грохотом артобстрелов, а… голосами беженцев. Примерно полтора миллиона сирийцев и ещё несколько сот тысяч иракцев нашли пристанище в Иордании. В результате население страны выросло до девяти миллионов человек. Как заявил в феврале нынешнего года король Иордании Абдулла II, беженцы составляют 20 процентов от населения страны, а расходы на их содержание – около четверти государственного бюджета.

image002У въезда на территорию отеля салон и багажник нашей машины осматривает охрана. Войти в здание можно только через «рамку». И дело здесь не только в том, что Иордания окружена воюющими государствами, но и в том, что здесь хорошо помнят террористические акты 9 ноября 2005 года. Тогда шахиды-смертники из «Аль-Каиды» взорвали в Аммане три известных международных отеля – GrandHyatt, Radisson и DaysInn. В результате терактов погибли 67 человек, а ещё 115 были ранены.

Послы Русского мира

Для нас, крымчан, этот визит в Иорданию является ответным. В августе нынешнего года иорданская делегация посетила полуостров, побывала в Севастополе, Ялте, Бахчисарае. «В 2014 году, когда вы вернулись в Россию, наше общество сразу выслало вам телеграмму со словами поддержки, — говорил тогда председатель Общества российско-иорданской дружбы Исса Даббах. — А теперь наш народ хотел бы укрепить дружбу и установить экономическое сотрудничество».

Укреплять дружбу и устанавливать сотрудничество в сфере образования мы и отправились. Главный центр обучения иностранцев в России — знаменитый Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы, но и Крымский федеральный университет внёс свой вклад в «русификацию Арабского мира». Первые студенты из арабских стран поступили в наш вуз в теперь уже очень далёком 1962 году. Это были 22 человека из Ирака, Йемена и Судана. С тех пор высшее образование в Крыму получили около трёх тысяч человек из Арабского мира. Все они не только стали хорошими врачами, инженерами, строителями, историками или филологами, но и выучили русский язык, благодаря чему мы теперь можем приезжать к ним почти как к себе домой, стали послами Русского мира в Арабском мире.

Большое видится на расстоянии

Более двухсот тысяч выпускников советских и российских вузов в Арабском мире – это «мягкая», но внушительная сила. Они говорят и… поют по-русски – «Пусть всегда будет солнце», «Подмосковные вечера», «Миллион алых роз», «Эскадрон» и, конечно, «Катюшу» — главную русскую песню Арабского мира. Да что там, они и пьют, и едят по-русски. Скучают по водке и борщу. Ведущий встречи, иорданский режиссёр Рашид Малхаз начал своё выступление с воспоминаний о «Ностальгии» Тарковского – фильме, который удивительно точно передаёт те чувства, которые испытывают он и его соотечественники, много лет прожившие в Москве, Ленинграде (Петербурге), Киеве, Харькове, Минске и других городах бывшего Союза. Россия для них – это именно весь бывший Советский Союз, с Украиной, Белоруссией, Казахстаном, Узбекистаном и другими республиками. «Я плакал, когда узнал о распаде СССР», — признаётся палестинский политик и писатель Рашид Фаиз. «Мы никогда не забудем того, что сделал для нас СССР, — вторит ему руководитель клуба выпускников советских и российских вузов «Ибн-Сина» Салям Аль-Твай. — Без вас мы были бы никем».

image003Кроме багажа знаний, многие арабские выпускники привезли домой и… русских жен. В одной Иордании их несколько тысяч. Халед Хаддадин познакомился со своей будущей русской женой, Ириной, на БАМе, куда его, инженера-геодезиста, отправили на практику. Сейчас у Халеда своя строительная фирма. И вроде бы всё есть, но чего-то не хватает. Молодости. И её вкуса. Ирина ждёт, пока кто-нибудь привезёт из России настоящего чёрного хлеба – здесь, в Иордании, даже в русских магазинах он кажется ей ненастоящим. На сумке у Ирины повязана георгиевская ленточка. Такая же ленточка – и на машине её арабского мужа, Халеда.

Есенин был прав: большое видится на расстоянии. Здесь, на Ближнем Востоке, общаясь с людьми, которые учились у нас на родине, ещё лучше понимаешь, какой великой, притягательной для всего, не только арабского, мира страной был Советский Союз. И как слепы и глупы те, кто видит в нашем прошлом только ужасы ГУЛАГа или очереди за варёной колбасой по два десять.

Земля и небо

Русское присутствие чувствуется и… на горе Моисея. Согласно Священному Писанию, отсюда Господь показал своему пророку землю обетованную. На месте, откуда Моисей увидел наконец цель своих сорокалетних странствий, стоит его символический жезл, а внизу расстилается иорданская долина.

Здесь же находится «мемориал Моисея» – считается, что, увидев землю обетованную, пророк умер прямо на горе – то ли от радости, то ли от изнеможения, то ли от чувства выполненного долга. На вершине сохранились остатки первой церкви, построенной в конце IV века с целью отметить место кончины ветхозаветного пророка, и остатки византийского монастыря IV—VI веков. Всё это находится сейчас на попечении у ордена францисканцев.

image004Другое название горы Моисея – гора Небо или, как часто называют её русскоговорящие экскурсоводы, гора неба. Так вот, если смотреть не в высокое ясное синее иорданское небо, а под ноги, в землю, то там можно обнаружить высеченные на плитках русские имена и фамилии. Виталий Максимов, Леонтий Архипов, Дмитрий Черниченко, Вячеслав и Кирилл Рековы и многие другие пожертвовали крупные суммы денег на обустройство «мемориала Моисея».

У монаха-францисканца… звонит айфон. Он достаёт из складок подпоясанного простой верёвкой чёрного балахона суперсовременный гаджет, бросает взгляд на экран, сбрасывает и продолжает бубнить что-то из Священного Писания. Тысячелетия причудливо переплелись на этой древней земле…

Месси против короля

Иордании не повезло. В её недрах, так же как и в недрах Израиля, нет «жидкости века». Пока соседние государства купаются в нефти (а некоторые, как Саудовская Аравия и Объединённые Арабские Эмираты, — и в роскоши), Иордания вынуждена уповать на другие сферы экономики – экспорт фосфатов, торговлю, многие иорданцы отправляются на заработки в ту же Аравию или Эмираты. Всё более важную роль в структуре экономики страны играет туризм – курорты двух морей, Красного и Мёртвого, и одно из новых семи чудес света — знаменитая Петра, которую ежегодно посещают около полумиллиона путешественников со всего мира.

Естественно, отправляемся туда и мы. То тут, то там на стенах окрестных домов висят огромные изображения Лионеля Месси, рекламирующего один из современных дивайсов. По количеству фотографий с ним могут соревноваться только члены королевской семьи из династии Хашимитов: король Абдулла II, его отец, король Хусейн ибн Талал, правивший страной с 1952 по 1999 год, и наследник престола, 22-летний Хусейн ибн Абдулла. Штрих к портретам королевских особ: никому из них места на нашей встрече выпускников советских и арабских вузов нет, они учились в Великобритании и США со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Джордан и Джордан

— Джордан.
— Майкл Джордан?
— Ноу, стэйт оф Джордан.

Иорданию связывает с США не только эта, но и другая игра слов. В эллинистическо-римскую эпоху нынешняя столица страны Амман носила название… Филадельфия. Однако ещё важнее реальные политические отношения Иордании и Америки. Иордания – один из ключевых «союзников США вне НАТО» — это не просто констатация факта, а особый законодательно закреплённый союзнический статус. Впрочем, это касается в основном взаимоотношений элит. Простой народ Америку здесь не жалует, возлагая на неё вину за войны на Ближнем Востоке.

image005К России отношение прямо противоположное.«Россия в Сирии воюет не за Асада, а за весь Арабский мир. — говорит заместитель председателя Клуба выпускников советских и российских вузов «Ибн-Сина», адвокат Юсеф Хамдан. — Если боевики»Исламского государства»(запрещено в России. – Ред.) победят в Сирии, они двинутся дальше и рано или поздно доберутся и до Иордании».

Делаем остановку – выпить ароматного местного кофе с кардамоном и купить немного туристического мусора – магнитов, открыток и прочих брелоков. В огромном сувенирном супермаркете молодой парень говорит по-русски – почти свободно, с небольшим арабским акцентом. Спрашиваю, откуда? Отвечает: шесть лет учился на Украине, в Луганске.

«Луганск — это больше не Украина», — замечаю я.

Омар кивает: «Знаю, у меня там друзья остались, время от времени пишут о том, что там происходит, присылают фотографии, сейчас, говорят, стало поспокойнее, но всё равно почти как на войне».

Золото Петры

Петру долго описывать не стану. Это место из тех, которые лучше один раз увидеть, чем сто раз о нём прочитать. Да и написано об этом древнем городе уже столько, что мне предшественников ну никак не переплюнуть. Кстати, те, кто пока не добрался до столицы древней Идумеи, могут увидеть её не только на наших фотографиях, но и в знаменитых фильмах – «Арабские ночи», «Индиана Джонс и последний крестовый поход», «Синдбад и глаз тигра» и многих других. Или сыграть на руинах каменного города в компьютерной игре Civilization V: Gods & Kings.

Как я уже замечал, Петра — это главная туристическая достопримечательность страны. Ежегодно её посещают около полумиллиона туристов, каждый из которых выкладывает за вход по пятьдесят иорданских динаров (около 70 долларов). Итого, только за билеты, 35 миллионов долларов. Прибавьте к этому сопутствующие расходы на проезд, еду, сувениры, и вы поймёте, что этот древний город на самом деле построен не из камня (Петра в переводе означает камень), а из золота. Туристов обслуживают не только люди, но и животные. Так же, как и у подножия египетских пирамид, здесь можно наблюдать за эволюцией… верблюда, который превратился из вьючного животного в туристическое. Величественные корабли пустынь больше не бороздят пески Аравы или Вади-Рам, а покорно подставляют свои горбатые спины туристам, чтобы те смогли за несколько динаров сфотографироваться на фоне Эль-Хазне — «Сокровищницы фараона».

За русский Крым и русскую Иорданию!

Дома у президента общества российско-иорданской дружбы, профессора Иссы Даббаха – небольшой (правильнее было бы написать – не маленький) «русский музей». Картины, посуда, книги, внушительная коллекция советских орденов и медалей, значков и марок. На торжественном ужине профессор поднимает тост за русский Крым. Моё алаверды – за русскую Иорданию.

image006Исса Даббах был первым иорданским выпускником советского вуза, в 1966 году он окончил Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы. Уверен, последнего иорданского, последнего арабского выпускника российских вузов не будет никогда. Представители Арабского мира всегда будут учиться у нас в стране, становясь затем послами Русского мира на своей родине.

Поздно вечером мы едем в аэропорт. Вновь – через каменистую иорданскую пустыню. И мне вновь вспоминается Екклесиаст: «Время разбрасывать камни, и время собирать камни; время обнимать, и время уклоняться от объятий; время искать, и время терять; время сберегать, и время бросать; время раздирать, и время сшивать; время молчать, и время говорить; время любить, и время ненавидеть; время войне, и время миру».

Время возвращаться домой. И время наступить наконец миру на этой красной от минералов и крови земле.

Кстати

— Приветствия участникам IX Всеарабской встречи выпускников советских и российских вузов направили председатель Комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев и председатель Комитета Государственной Думы по образованию и науке Вячеслав Никонов.

— В 2013 году Россия выиграла конкурс на строительство АЭС в Иордании. Ожидается, что станция будет запущена в 2022 году.

— Именем бывшего короля Иордании Хусейна ибн Талала назван парк в Грозном.

Опубликовано в «Парламентской газете»: https://www.pnp.ru/in-world/2016/11/21/blizhniy-vostok-vremya-sobirat-kamni.html

Александр Мащенко,
журналист, начальник управления
международной деятельности
КФУ имени В. И. Вернадского